Разделы

К 90-летию КГАСУ: 1940 год – юбилейный выпуск молодых специалистов Казанского института инженеров коммунального строительства

К 90-летию КГАСУ: 1940 год – юбилейный выпуск молодых специалистов Казанского института инженеров коммунального строительства

80 лет назад КИИКС отмечал свой десятилетний юбилей. 1940-й год для Казанского института инженеров коммунального строительства стал знаменательным по совпадению трех исторических дат. Исполнилось 50 лет со дня основания в Казани учебного заведения со строительной специальностью, 20 лет высшего строительного образования в ТАССР и 10 лет работы КИИКСа как самостоятельного высшего строительного учебного заведения в ТАССР. 

Юбилей широко отмечался общественностью города и республики. В те дни вуз принимал поздравления, о чем свидетельствуют многочисленные поздравительные письма и телеграммы, адресованные коллективу вуза:

«…Татарский областной комитет ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров Татарской АССР горячо приветствует коллектив научных работников, студентов и сотрудников Казанского института инженеров коммунального строительства в день его юбилея.

Ваш институт вырастил тысячи стойких, высококвалифицированных инженеров-строителей, которые являются активными борцами за построение социализма, достойными великой Сталинской эпохи.

Татарский областной комитет ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров Татарской АССР выражает уверенность в том, что коллектив института и впредь будет высоко нести знамя советской науки, будет бороться за дальнейшее улучшение подготовки инженеров-строителей, преданных социалистической Родине, большевистской партии и ее вождю товарищу СТАЛИНУ». 

К своему десятилетнему юбилею институт располагал прочной материально-технической базой и высококвалифицированными кадрами, выпустил 903 специалиста – 685 инженеров промышленного и гражданского строительства, 193 инженера городских путей сообщения и 25 инженеров по специальности «Водоканализация». 

В юбилейный 1940-й год состоялся 10-й выпуск Казанского института инженеров коммунального строительства. 173 молодых специалиста: 139 инженеров промышленного и гражданского строительства и 34 инженера городских путей сообщения - отправились в 17 автономных и союзных республик СССР и в 27 краевых и областных деления.

Выпускники КИИКСа работали везде: на необъятных просторах СССР, начиная от крайнего Севера – Якутии, Сахалина, Мурманска до юга – Крыма, Грузии, Дагестана; от дальнего Востока, Приморья, Забайкалья до запада, в том числе включая новые республики и области – Карело-Финляндию, Западную Украину и Белоруссию и т.д.

10-й выпуск КИИКСа был распределен в 80 городах разных республик и областей СССР. В систему Наркомхоза были отправлены 102 человека; в КЭУ (квартирно-эксплуатационное управление) Красной Армии – 27 чел.; в НКВД (Наркомат внутренних дел) – 4 чел.; в Наркомнефти – 15 чел.; в Наркомместпром – 4 чел.; в Нарком автомобильного транспорта – 4 чел.; в Главное дорожное управление при СНК РСФСР – 11 чел., в другие организации – 6 чел.

Вот как вспоминает время учебы и начало трудового пути выпускник КИИКСа 1940 года Кульков Алексей Артемьевич (1916 - ?), один из четырех специалистов, отправленных по распределению в систему НКВД (сохранена стилистика автора):

 «…С 1935 по 1940 - самые насыщенные и наиболее яркие годы становления с массой разнообразий, как в студенческой жизни, так и в политико-экономическом плане. Эта первая и начальная, самая существенная из всех, незабываемая студенческая пятилетка. Она сулила прекрасную жизнь с её непредсказуемыми трудностями и романтикой.

Сознавая предстоящие предназначения своего будущего, студенты не только 28-й группы инженерно-строительного факультета, в которую я был зачислен, но и всего потока, занимались упорно, добросовестно и настойчиво. Профессорско-преподавательский состав был на высоком уровне: справедлив, терпелив, но и требователен.

У нас не было неавторитетных учителей. На лекциях мы с жадностью впитывали всё то, что они старательно выкладывали потомству. Дисциплина... зиждилась на самосознании и отличалась от солдатской только тем, что на нас не было военного мундира.

Однако: в институте постоянно функционировала любительская фотолаборатория. Действовали духовой, струнный и джаз-оркестры. В полную меру мы были увлечены кружками: мотоспорта (имелось три мотоцикла), Ворошиловского всадника - посещали манеж и аэроклуб, в котором я занимался и научился летать. Кроме того, в спортивный план входили обязанности студентов по сдаче норм: ГТО, Ворошиловекого стрелка и ПВХО.

Но нельзя обойти молчанием суровые зимы 1937 и 1938 годов. Имели место случаи, когда каждый студент, едва успев переступить порог двери главного входа здания № 68 по улице Карла Маркса, прямиком направлялся спецотделом в актовый зал, где вместо лекций объявлялись враги народа из ученого мира и где мы отдавали свои голоса.

Наш выпускной бал проходил в этом же зале, но уже в отсутствии некоторых педагогов (как профессора Кушникова), вложивших свой неоценимый вклад в подготовку квалифицированных кадров для народного хозяйства страны.

Начало моей трудовой деятельности началось с вызова к заместителю начальника НКВД Татреспублики полковнику Царевскому и направления в Сороклаг НКВД с центром управления в г. Беломорске (прим. Сороклаг – Сороко-Обозерский исправительно-трудовой лагерь, организован в 1938 г., закрыт в 1942 г.).

«Беломорск - это портовый город, куда приходят иностранные суда, и где ты можешь купить себе любой иностранный костюм», - так охарактеризовал моё будущее место работы полковник Царевский. На самом же деле, наяву оказалось - это деревянный городишко дореволюционной эпохи Карелофинской республики, расположен на сорока островах между торфяными озёрами и речками с ржавой и агрессивной водой.

В Беломорске я был принят начальником строительства Сороклага Успенским В.Д. (бывшим до этого начальником Соловецких лагерей) и назначен на должность начальника ПГС второго отделения по строительству железнодорожных узлов на станциях: Руйга, Нюхча, Сулозеро и Малощуйка. Работая в глуши Карелофинской республики, я постоянно пользовался материалами прослушанных лекций в институте. Я производил проверку существующих старых мостов, предназначенных для переправки тяжелой строительной техники только по своим конспектам.

Не могу не сказать об одном из событий, которое произошло осенью 1940 года в Нюхче. В один из морозных дней ко мне пришел начальник административной колонны и сказал: "У меня сидит очень большой ученый. Но он очень слаб и скоро погибнет. Возьми его к себе". Наутро мне привели коренастого, чуть выше среднего роста, но очень худого человека. Одет он был в грязный лагерный бушлат, а на ногах тряпки и резиновые из корды чуни. Это был Камай - профессор Казанского госуниверситета. Я поручил ему переписную работу и обеспечил тёплую и сытую конторскую зиму.

Война началась 22 июня 1941 года. К этому времени подходила к концу укладка нашего 92-х километрового участка верхнего строения пути, заканчивалось возведение искусственных сооружений - мостов и труб, но мои объекты находились ещё на пятидесятипроцентной отметке готовности. Это значило, что станции могли только принять паровозы, напоить и накормить их, но не обеспечить ремонтными работами из-за отсутствия жилья для обслуживающего персонала.

Несмотря на недоделки по железной дороге Сорокская-Обозерская, проложенной по побережью Онежской губы, в июле 1941 года уже были пропущены первые эшелоны. В связи с сокращением работ, часть вольнонаёмного состава начала перебрасываться на строительство аэродромов и других объектов специального назначения.

Я был вызван в Онежский военкомат и направлен в Архангельское военно-инженерное училище. В училище я преподавал курсантам мосты и дороги, а спустя два месяца был выпущен в звании лейтенанта инженерных войск и направлен на Волховский фронт в должности командира взвода.

Я оказался в четвертой саперной бригаде, которой командовал бывший зам.начальника НКВД ТАССР полковник Царевский. Со всем тем, что происходило на фронтах: видимым и невидимым, пережитым и перенесённым при ранении и контузии - война, история которой не во всех её деталях и не для всех известна, закончилась для меня 19 ноября 1945 года. Двадцать пятого декабря 1945 года я уже был в Казани и, в качестве начальника стройплощадки УВСР-46, руководил восстановительными работами и реконструкцией академии наук ТАССР, кремлёвского офицерского филиала и объектов Главного артиллерийского управления».

Всю свою последующую жизнь Кульков А.А. посвятил строительству. Сначала в должности главного инженера и начальника технической инспекции строил и запускал стратегически важные объекты: Цимлянскую ГЭС, гидроузел Куйбышевский, затем, переключился на строительство жилья, учебных заведений, соцкультбыта и ряда промышленных предприятий. В 1967 году Куйбышевгидрострой приступил к строительству крупнейшего автомобильного завода «ВАЗ» и нового города для него. Это была последняя гигантская стройка, в которой Кульков А.А. принимал участие и после завершения которой, имея сорокалетний стаж, ушел на пенсию.

В конце своих воспоминаний Алексей Артемьевич пишет: «…Институт меня воспитал, наделил знаниями, сделал специалистом и передал Родине. Я с гордостью пронёс герб на своём дипломе и не опозорил чести строительного института. Несмотря на трудности и неизбежные препятствиям, считаю себя счастливым. Моя мечта - быть строителем, сбылась…».

На фотографиях:

Каталог юбилейной выставки. 1940 год

Фрагменты из выпускного альбома 1940 года

Студент Кульков А.А., фото из выпускного альбома 1940 года

Кульков А.А. в годы Великой Отечественной войны

Кульков Алексей Артемьевич, 1990 год

 
Информацию предоставила
Э.З. Гильмутдинова, директору музея истории КГАСУ




6+
© КГАСУ 1999-2020. Все права защищены