Разделы

К 75-летию Победы: Зубулин Алексей Васильевич — от кремлевского курсанта до командира полка

К 75-летию Победы: Зубулин Алексей Васильевич — от кремлевского курсанта до командира полка

Ровно 15 лет назад, в дни, когда страна готовилась отметить 60-летие Великой Победы, не стало участника войны Зубулина Алексея Васильевича. Он ушел из жизни 1 мая 2005 года, не дожив совсем немного до очередного юбилея Победы…

Зубулин Алексей Васильевич (12.02.1921 – 1.05.2005) – полковник, преподаватель, военной кафедры с 1971 по 1994 гг., руководил циклом гражданской обороны.

4 октября 1940 года Зубулин А.В. был призван в Красную Армию. В 1941 году окончил Московское пехотное училище им. Верховного Совета РСФСР, был кремлевским курсантом. В составе курсантского полка участвовал в обороне Москвы на Волоколамском направлении. С 4 октября 1941 года по 9 апреля 1945гг. участвовал в боях на Северо-Западном фронте, в битве за Кавказ, на 2-м Украинском фронте, в штурме крепости Кенигсберг, освобождении Польши. Был ранен и тяжело контужен. Войну закончил в районе г. Висмар в Германии. Командовал ротой, был начальником разведки артиллерии морской стрелковой бригады, тяжелой минометной бригады.

Службу закончил командиром полка стратегических ракет. После войны Зубулин А.В. – на командной работе в Советской Армии. В 1951 году окончил Высшую Офицерскую штабную артиллерийскую школу. В 1960 году – Военную артиллерийскую академию и был назначен командиром ракетного полка ракетных войск стратегического назначения. С 1963 по 1971гг. преподавал в Казанском высшем командно-инженерном училище.

За боевые заслуги в годы войны награжден пятью орденами: Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды и медалями, в том числе, «За оборону Москвы», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За взятие Кенигсберга», а также польской медалью «Заслуженному на поле брани».

Из воспоминаний Зубулина А.В.:

«…В октябре 1941 года, в самые грозные дни сражения под Москвой, я принял боевое крещение в составе курсантского полка Московского пехотного училища. В начале ноября нам было присвоено офицерское звание, и теперь наш полк стал называться "лейтенантским". Впрочем, ничего не изменилось в нашей боевой жизни. Так же, как и прежде, мы участвовали в боях, совершали тяжелые пешие походы.

Только в конце декабря мы получили назначение в части. Я принял стрелковую роту 84-й отдельной бригады морской пехоты. О боевых делах морских пехотинцев я слышал давно. Известно, что фашисты называли их "черной смертью" за черные бушлаты, за мужество и ярость в бою. Не скрою, назначение в морскую пехоту переполнило гордостью мое сердце. Очень скоро я сам узнал, чем сильна морпехота. Прежде всего, удивительной сплоченностью боевых подразделений. Видимо, сказалась продолжительная совместная служба на боевых кораблях, которая требовала высокой слаженности, товарищеской выручки, умения стойко переносить трудности. Теперь эти драгоценные для бойца качества были перенесены в новые, еще более сложные условия сухопутного боя.

Меня, молодого лейтенанта, просто восхищало, как шли морские пехотинцы в бой. Хотя они и были обмундированы в единую для сухопутных войск форму, но редко кто перед атакой не надевал бесконечно дорогую матросскую тельняшку. Да еще ворот расстегивал, чтобы хоть кусочек ее - да был виден. В атаку шли решительно, без оглядки на соседа, зная, что он не отстанет и не подведет. Часто атака завершалась ударом в штыки, яростной рукопашной схваткой, которой враг обычно не выдерживал, даже если имел численное превосходство.

Запомнились особенно тяжелые бои весной 1942 года под Старой Руссой. Здесь была окружена 16-я немецкая армия. Задача была не выпустить противника из кольца. Гитлеровцы непрерывно атаковали вдоль Рамушевского шоссе. Запомнилась деревня Борисово, которая шесть раз переходила из рук в руки, точнее, бывшая деревня, так как от нее, в конце концов, остались только несколько закопченных труб. Помнится, когда в ходе осады окруженных одновременно вышли из берегов и затопили дороги окрестные реки, резко осложнилось снабжение подразделения. В течение семи суток нам выдавался один сухарь на четверых. Но еще больше ощущался недостаток в боеприпасах. Приходилось экономить каждый патрон, стрелять только наверняка. Тяжело было, но я не слышал ни одной жалобы, а невзгоды часто стремились смягчить шуткой, на которую моряки вообще были большие мастера. Тем не менее, задачу мы свою выполнили.

...Август 1942 года. Морская пехота спешно перебрасывается на Северный Кавказ, где завязались упорные бои с немецко-фашистскими войсками, рвущимися к нефтяным источникам. Сразу же после выгрузки из эшелона бригада получает задачу: накрепко запереть так называемые Эльхотовские ворота - проход, образованный в горах Тереком. Именно отсюда угрожал враг городу Грозному. Здесь и завязались ожесточенные бои. Снова морская пехота принимает на себя удар отборных фашистских сил. И - выдерживает его!

Летом 1943 года наша бригада в течение трех месяцев ведет бои в кубанских плавнях севернее Терека. Плавни - это заросшие камышом, почти непроходимые водные джунгли. Легкие орудия устанавливали на плотах. Для тяжелой артиллерии оборудовали позиции с использованием наполненных землей снарядных ящиков.

Я был в то время начальником разведки артиллерии, бригады, и меня больше всего волновали наблюдательные пункты. С земли вести разведку чаще всего оказывалось невозможным. Приходилось сооружать вышки. На них устраивались два наблюдателя с телефонной трубкой (сам аппарат находился внизу). С вышки наблюдать было удобно, но она привлекала внимание противника. Особенно опасна была авиация. Фашистские "мессеры" появлялись неожиданно и на бреющем полете обстреливали наблюдателей из пулеметов. Тогда мы пошли на хитрость. Придумали падающую вышку. Она была устроена таким образом, что стоило потянуть за веревку - вышка вместе с наблюдателями падала в воду. Так и делали, как только показывались вражеские самолеты. Затем такая вышка переносилась на новое место. Выкупаться в болоте - удовольствие, конечно, малоприятное, но живучесть наблюдательных пунктов стала значительно выше. Вот так и воевали по пояс в воде целых три месяца, пока не сломили сопротивление врага и не пошли прямиком вперед...»

На фотографиях:

Красноармеец Зубулин Алексей, 1940 год

Кремлевский курсант Зубулин Алексей, 1941 год

Полковник Зубулин Алексей Васильевич, 1960-е годы

Полковник запаса Зубулин Алексей Васильевич, 1978 год

Участник Великой Отечественной войны Зубулин Алексей Васильевич, 1980-е годы

День Победы в КГАСА. Слева направо: участники войны Трунов В.Е., Шастин Ю.Н., Зубулин А.В., Чижов С.Р., ветераны тыла Евдокимова А.О., Кузьмина В.А., участники войны Проворов А.Т., Горбунов Ф.И., Гусаров В.С. Май 1996 года

Приглашаем к участию в проекте «Вечный огонь Победы»: #ВечныйОгоньПобеды #СтудентПобеды #ОгоньПобеды #МинобрнаукиРоссии

 

Информацию предоставила
Э.З. Гильмутдинова, директор музея истории КГАСУ




6+
© КГАСУ 1999-2020. Все права защищены